История высоток
Небоскрёбы и тучерезы
Часть 1
Самыми высокими зданиями с незапамятных времён были церкви, храмы и соборы. В Москве 81-метровая колокольня Ивана Великого удерживала «высшее» звание до появления дома на Котельнической набережной в 1952 году. Во многом доминирование церковных построек в городском ландшафте определялось традиционным мышлением и, разумеется, отсутствием технологий. Но наступил 1884 год. В Европе не происходит ничего примечательного, а на далёком и всё ещё немножко диком Западе появляется первый небоскрёб.

Почему небоскрёб появился именно в США? Причин три: бурный рост городов, экономия и огонь. В ходе гражданской войны Север показал Югу, кто в доме хозяин, и в северных штатах начался стремительный экономический подъём, подкреплённый массовой иммиграцией. Чикаго, бывший в 30-х годах XIX века деревенькой в 50 душ, спустя всего сорок лет стал мегаполисом с с 300 000 населением. Но сначала до небес взмыли не здания, а суммы за аренду земли в центре города. Последним штрихом стал Великий чикагский пожар, который лишил жилья треть горожан.

ПАНОРАМА ПОЖАРА В ИСТОРИЧЕСКОМ МУЗЕЕ ЧИКАГО
Свободной земли было много, но она оставалась жутко дорогой. Тогда здания и поползли ввысь, но упёрлись в законы физики: обычный бетон и тяжеловесный чугун не могли выдержать махину многоэтажного дома. Тогда архитектор Уильям Дженни решил использовать лёгкую и прочную сталь в качестве каркаса. Впервые он применил эту технологию при строительстве Здания домового страхования, которое и принято считать первым небоскрёбом. Высотой всего в десять этажей и 42 метра. Несмотря на стальной каркас, Дженни сохранил в проекте здания массивные гранитные колонны и несущие кирпичные стены. Для страховки. Эксперимент оказался успешным, технология была найдена, и теперь «небосерёбизация» всего и вся оставалась только делом времени.
ВОТ ТАКИМ НЕВЗРАЧНЫМ ВЫГЛЯДЕЛ ПЕРВЫЙ НЕБОСКРЕБ
Лифт в небоскрёбе Вулворта, 1917.
Оставалась ещё одна проблема: как побыстрее добраться до энного этажа. Лифты существовали и до этого, но были дорогими, ненадёжными и жутко медленными. Например, Элайша Отис ещё в конце 1850-х установил в нью-йоркском отеле «Пятая авеню» винтовой лифт. Кабинка двигалась в металлической шахте подобно гайке. В движение этот жуткий механизм приводила обычная паровая машина.

Спустя всего пару лет тот же Отис запатентовал электрический лифт, и в 1889 году впервые установил его в одном из небоскрёбов Нью-Йорка. Конструкция была во многом идентична современным лифтам, оснащена страховкой и могла преодолевать несколько метров в секунду. Ещё одна проблема небоскрёбов была решена. К 1893 году в США было уже несколько десятков небоскрёбов выше 15 этажей.

Для американских архитекторов в то время было верхом престижа отучиться в Академии изящных искусств во Франции, где они работали над проектами вычурных невысоких зданий. Возвращаясь в США они ума не могли приложить, как совместить небоскрёбы с изящным искусством. Противоречия снял архитектор и писать Барр Ферри, который заявил: «Нынешняя американская архитектура — предмет не искусства, а бизнеса. Здания должны платить, иначе ни инвесторы не дадут ни цента. Это и проклятье, и счастье одновременно». Поэтому архитектурные излишества были отринуты в угоду рационализму, особенно на родине небоскрёбов — в Чикаго. В Нью-Йорке всё-таки стремились отдать дань искусству.

Знаменитый Newspaper Row — небоскрёбы издательств The World (слева), The Tribune (в центре) и The Times (справа)
82-метровый Флэтайрон-билдинг в Нью-Йорке 1902 года постройки. Мало кто знает, что в «Утюге» многие годы размещалось консульство Российской Империи.
Американские небоскрёбы также стали свидетелями, а может быть и драйверами эмансипации. Всего за 20 лет к 1900 году доля женщин среди конторских служащих выросла втрое. К чему это привело? К протестам общественности: ортодоксальные граждане считали, что мужчины не должны работать с женщинами в одних помещениях. Но это лишь мелкая неприятность, по сравнению с тем, с чем столкнулись небоскрёбы.

Многие горожане были уверены (и небезосновательно), что небоскрёбы портят городской ландшафт и загрязняют окружающую среду. Ведь на отопление и обеспечение громадин уходила масса угля. Над городами стоял смог. А верхушки высоток отбрасывали огромные тени на улицы. Это привело к тому, что во многих городах США высоту небоскрёбов ограничили до 35-40 метров. Чикаго сопротивлялся до последнего. И только экономический спад вынудил чиновников ограничить высотность зданий: к 1893 году в городе было слишком много свободного офисных помещений. Арендодатели опасались, что новые небоскрёбы ударят по стоимости аренды и, очевидно, пролоббировали нужный закон. Но никакие запреты не могли остановить многоэтажное строительство. Начало XX века вошло в историю как «первая великая эпоха небоскрёбов».
Тем временем за океаном ввысь особенно никто не стремился. Полноценные небоскрёбы появились здесь только в 30-х годах XX века. В России молва о высотках ходила ещё в начале XX cтолетия. У нас такие здания называли тучерезами, в Белоруссии или Украине и вовсе — хмарочёсами.

Строительством высотного доходного дома заинтересовался алкогольный магнат Фёдор Афремов. Так на Красных воротах в 1905 году и появился в Москве первый восьмиэтажный и 35-метровый тучерез. Поначалу прохожие боялись ходить возле дома Афремова: думали, что он вот-вот рухнет.

Спустя восемь лет у Тверской улицы вырос ещё один московский небоскрёб. В 1912 году архитектор Эрнст Нирнзее выкупил землю под постройку девятиэтажного дома для мужчин-холостяков. 40 метровое здание оставалось самым высоким жилым домом в столице до 1931 года. Кстати, в отличие от первого небоскрёба США, снесённого в начале 30-х, оба отечественных тучереза до сих пор стремятся ввысь.

Дом Нирнзее на несколько десятилетий стал центром культурной жизни столицы. Здесь были театры, кабаре, рестораны и даже «синематографъ» на крыше.